Мистицизм и магия: суеверия и стереотипы

Многие из нас постоянно слышат термин мистицизм и магия, но редко понимают его истинное значение, интерпретируя его на основании коллективных установок в сознании.

Сергей Сефардский (fr. SSF)

Мистицизм

Термин “мистицизм” имеет древнегреческое происхождение и понимается как внутренние иррациональные переживания, сопряженные с конкретными духовными практиками, следствием которых являются трансовые состояния психики и видения неких символических образов.

Мистицизм возможен как в рамках определенной религиозной конфессий — конвенционально, так и в самостоятельных практиках, что особенно актуально для современного урбанизированного общества.
Чем же тогда является магия с точки зрения адекватной интерпретации этого термина? Стереотипное значение этого слова настолько плотно вошло в нашу обыденную жизнь, что мы называем “магией” любое позитивное для нас событие, в котором нет здравого смысла.

Магия

Магией с нашей точки зрения, является любое действие с заранее заданными алгоритмами поведения, которые способны трансформировать психику под конкретное достижение результата.

Такое определение магии на поверхностный взгляд звучит и понимается очень просто, но на деле вызывает пару трудностей. Первая из них смешивает понятие ритуала и церемонии, вторая — их разделяет, отдавая предпочтение одной из категорий.


К примеру коллективным ритуалом будет считаться празднование нового года, так как основная идея ритуала, это цикличность воспроизведения одного и того же действия, связанного с природной сезонностью.

Но как мы видим, магии здесь нет, так как нет церемонии с четко заданными алгоритмами мысли, слова и действия и каждый в этот вышеупомянутый праздник делает что хочет. Церемония предполагает осознанные действия с четко заданными модусами реализации, такими как — взять свечу, прочитать заклинание, обойти круг, воспроизвести символ etc.

Следовательно, магией мы будем считать ритуальную цель, зафиксированную в определенный промежуток времени, связанный с доминацией в этот период какой либо стихии, “планеты”, бога или демона, где церемонией является раскрытие этих принципов через мысль, слово и действие.

Внутренние переживание результата таких мистерий является мистицизмом, который неразрывно связан с магическим актом призывания какой либо идеи, через актора церемониального ритуала и его тождественности с призванным духом, богом, элементалем.

Синтез магии и мистицизма

На этом основании магия неразрывно связана с мистицизмом через единый модус трансцендентальной сублимации и является отличным инструментом создания и репрезентации (четко заданной самим магом), — онтологической и экзистенциальной Тайны.

Альфонс — Луи Констан (Элифас Леви Захед), католический аббат, маг и философ 19 века пишет:

“Формула тайны необходимо исключает логичность даже из себя, когда она заимствует у Слова нечто известное, ибо если ее будут понимать, она будет выражать известное, а не неизвестное. Вместить в рамки логики известного термины какого — либо вероисповедания — это выйти из веры, основой которой является алогизм, т.е. невозможность логического объяснения неизвестного”.

Как мы видим Элифас Леви создает интеллектуальное напряжение между религией основанной на логосе (Слово) и ее мистической атмосферностью, нивелируя любые стереотипы и суеверия связанные с их интерпретациями.

“Суеверие происходит от латинского слова superstes — “пережиток”; это символ переживший идею; когда предпочтение отдают образу, это смех без причины, это вера, ставшая безумием, от того что она обособилась” — пишет Элифас Леви.

Возможность мистицизма

Как было сказано нами выше, мистицизм возможен в рамках религиозной конфессии и его опыт может быть выражен в текстовом эквиваленте, но его интерпретации с точки зрения определенного цивилизационного кода или логоса времени — достаточно условны и приводят к фанатизму.

Впоследствии, уже в 20 веке, философы — структуралисты, такие как Лакан, пытаются снять интеллектуальное напряжение между текстом, (который является одним из способов выражения языка) и его интерпретациями, постулируя язык и текст как “феномен Другого”, то есть самостоятельный онтологический акт — мало зависящий от автора и тем более от всяческой интерпретации. Иными словами структуралисты утверждают бессознательное как язык, текст, фонему, мифему, которое имеет самостоятельное существование, а человеческое Я всего лишь транслятор и медиатор между синтезами Архаических идей и материей.

Теперь мы можем более эксплицитно раскрыть понятие магии как ритуала и церемонии — связанные с языком и мифемой, а мистицизма, — как опыт желания самого языка, отраженный зеркально в человеческом сознании и выраженный текстуально.

Мистицизм Телемы Алистера Кроули

Одним из таких способов выражения языковых мифем является Liber Cordis Cincti Serpente под номером LXV Алистера Кроули — философа и мага начала 20 — го столетия. Свой мистический опыт взаимодействия с “феноменом Другого” Кроули выражает следующими образами:

“Ах! мой Господь ADNI, тешащийся с Мастером в Сокровищнице Жемчугов! Да услышу я отголосок ваших поцелуев!”

Алистер Кроули

Впоследствии, в 1923 году Кроули в “Предварительном анализе книги LXV” дает комментарии на эту цитату из своего мистического опыта:

“666 начинает понимать, какое отношение к нему имеет Бракосочетание, описанное в главе 4. Ибо IVD (в составе IHVH) коренится в “Бессознательном”, которое связывает человеческое сознание с Магическим”Далее он пишет:“подлинный характер этих отношений выходит за пределы осмысленного понимания; осознать (в категориях RVCh) можно лишь отголоски интуитивных прозрений Нешамы. Этим фактом объясняется весь бессильный лепет, в который впадали мистики былых времен, вынужденные прибегать к риторическим приемам , к таким высокопарным словесам, как “неизреченный”, или к цветистым и загадочным метафорам.”

Алистер Кроули

Тексты Алистера Кроули всегда полны каббалистическими и герметическими интерпретациями, но если их убрать, то будет открыто видно, что Кроули вслед за Элифасом Леви транслирует одну и ту же идею — осознать в категориях разума можно лишь отголоски интуитивных прозрений души. Именно от осознания этого факта и выстраиваются магические алгоритмы ритуала и их мистическое выражение в литературном наследии оккультного мира.

Блуждающая звезда Люцифера

Резюмируя наше эссе о магии и мистицизме, осталось только обратиться к одному из самых возвышенных текстов, написанному более ста лет назад, и на этом закончить наше исследование.

“И отвечала комета звезде неподвижной: Не ужель ты не знаешь, сестра, что я могу блуждать везде и нарушать гармонию сфер; Бог предначертал мне мой путь так же как и тебе, и если тебе он кажется неопределённым и непостоянным, так это оттого что твои лучи не могут проникнуть достаточно далеко, чтобы охватить окружность эллипса, который был мне дан в качестве моего пути. Мои пылающие волосы – это сигнальный огонь Бога; я – посланница солнц, и я окунаюсь в пламя их огней, дабы затем поделиться им на своём пути и с молодыми мирами, которые ещё не имеют достаточно тепла, и со стареющими звёздами, застывающими в своём одиночестве.

Элифас Леви

Блаженны Звёзды

Если я утомлюсь в своих долгих странствиях, если моя красота будет менее яркой, чем твоя, если мой наряд будет менее девственным, то неужели я буду тогда менее, чем ты, достойной дочерью неба. Оставьте же меня с тайной моей ужасной судьбы, оставьте меня с окружающим меня страхом, прокляните меня, если не можете меня понять, это мне не помешает исполнить возложенное на меня дело, и я продолжу своё движение, заданное дыханием Бога! Блаженны звёзды, которые покоятся, и которые сияют подобно юным царицам в мирном обществе Вселенной! Я же, я – изгнанница, что всегда странствует и чья родина – бесконечность.

Элифас Леви

Меня обвиняют в поджигании планет, которые я разогреваю, и в наведении страха на звёзды, которые я освещаю; меня упрекают в возмущении гармонии миров, потому что я не вращаюсь вокруг их частных центров, но я скрепляю их друг с другом, устремляя свой взор к единственному центру – к центру всех солнц. Так что будь спокойна, о прекрасная неподвижная звезда, я не хочу отнять у тебя твой мирный свет; скорее наоборот, я отдам тебе своё тепло и свою жизнь. Я исчезну с неба, когда истрачу себя; и жребий мой будет весьма хорош!

Элифас Леви

Знай же, что в храме Бога горят разные огни, и все они прославляют Его; вы – свет золотых подсвечников, я же – пламя жертвенника; так исполним же наши предназначения. Произнеся эти слова, комета встряхнула своими волосами, прикрылась своим палящим щитом, и нырнула в бесконечные пространства, в которых, похоже, исчезла навсегда.”

Элифас Леви